Lancelot

 

Манифест современного романтика

 

Как листья, облетают времена -
И вместо замков и громад соборов
Простые формы, серые тона,
Детали быта заполняют город.

Уже не в моде арии, стихи,
Рассказы, менуэты и картины.
Становятся циничны и глухи
Те, кто не ходят дальше магазина.

Пускай скучают скептики - но ты,
Мы верим, вовсе не согласен с ними.
Неси же гордо знамя красоты,
Не потакая этим судьям мнимым!

Покуда бьются жаркие сердца,
Мы не поверим, что живем напрасно.
Так будем же творить и созерцать -
И вдохновляться стариной прекрасной!

Тот счастлив, братья, кто еще готов
Искать союза с музой в каждом вздохе.
Пусть дух картин, поэм и городов
В нас возродит творцов былой эпохи!

Гармония бессмертна, велика,
Вневременна и свойственна природе.
Пусть серый быт теряется в веках -
А красота из моды не выходит!

Дрезден 01.08.16

 

 

Музе

 

Творец не признает всевышней власти,
Не верует в божественные силы.
Но я тогда стал к небесам причастным,
Когда свой лик во сне ты мне явила.

С тех пор твой образ грезился мне снова:
В дорожке лунной на озерной ряби,
В тенях и в шуме города ночного,
В ответах эха призрачных и слабых.

Но, как бы ни искал тебя по свету,
Я знаю: ты - лишь плод моих мечтаний.
Вплетаясь по ночам в мои сонеты,
Бесследно исчезаешь утром ранним.

И, не найдя достойных воплощений,
Застынешь между строк прозрачной тенью.

 

Замри!

 

Секундной стрелки бег неудержим -
Минутная за ней не поспевает,
Но злее всех - пожалуй, часовая,
Хотя крадётся тише - не бежит.
Автомобили мчатся по проспектам,
А люди им пересекают путь.
Большие города для пешек это -
Поля. Их невозможно обмануть.
Ведь у доски конечное число
Делений, клеток, правил, алгоритмов,
И не вернут минувшее молитвы -
Их строки время в горсти унесло.
Во всей вселенной только города
Презрели бег времён. Тогда
Они и сами уподобились вселенным.
Огонь заката здесь почти мгновенно
Сменяется пришествием зари.
Замри!..

Пускай всё подождёт.
На футы, ярды, мили
Все люди, все рабы пчелиных сот,
Метро, автобусы, автомобили,
Освободившись от насущных пут,
Замрут.

Тогда прислушайтесь к сиянию луны
И присмотритесь к соловьиной песне.
Вы помните, что есть места чудесней,
Чем стены позолоченной казны?
Вы видите - в часах застыл песок!
Вы кожей ощущаете порывы
Ветров, и сознаёте, что вы живы…

И в этот миг в вас распускается цветок -
Сияющий огонь Большого взрыва.

 

 

Маскарад

 

Там, где привычное снимает
Обыденный мирской наряд,
Творится вечный Маскарад,
Где за резным фасадом рая
Скрывается кромешный ад.

Раскаты смеха здесь фальшивы,
Любовь - оправа для интриг,
А фолианты мудрых книг -
Лишь инструменты для наживы
Тех, кто прекрасен и велик.

И тот, кто Вечностью владеет -
Да, пусть он будет молодым,
Богат пусть будет и любим -
Не сможет насладиться ею,
Ведь Вечность овладеет им.

Здесь по бокалам кровь разлита,
Любая шутка здесь - всерьез,
Ответ всегда таит вопрос,
А то, что за вуалью скрыто, -
Лишь тихий звон увядших роз...

...И аромат зеркал разбитых.

 

 

Abschied

 

Не противься времени, судьбе.
Всех нас покоряют дамы эти,
Но от них одно держу в секрете:
В свой последний час на этом свете
Буду думать только о тебе.

В день, когда последняя слеза
Прерывает жаркие беседы,
Кто-то вспомнит славные победы,
Кто-то - страхи, горести и беды,
Я же вспомню о твоих глазах.

Кто-то умирает молодым,
Кто-то - на закате лет преклонных.
Кто-то в этот путь уйдёт с иконой,
Кто-то - с платой мрачному Харону.
Я ж отправлюсь с именем твоим.


 

Ashes From Lugosi’s Coffin

 

Дым сигарет, абсент и чёрный кофе,
Улыбки циников и горькие стихи.
We are but ashes from Lugosi’s coffin,
We are regretting that we’re living here.

Ритм мегаполисов и серый дым на небе,
Короткий отдых и недлинный сон.
We have no sense, no chance, no meaning maybe,
And still we’re living - we are moving on.

Но ночью рвутся золотые нити,
А темнота заботливо нежна.
Among the sleeping giants of the city
We understand that sense is here and now.

Тогда мы пьём абсент и чёрный кофе,
Тогда мы пишем горькие стихи.
Indeed, we're ashes from Lugosi’s coffin.
Yes, he is dead, but we’re still living here.


 

Moon and Sun

 

You are the Sun, and I'm the silver Moon.
In nightly skies I dream about your kiss.
But when you show your glory in the noon,
I fade away and disappear in bliss.
Thus you're the one who I will always miss.

You are the one who brings the shining heat,
I'm the reflection of your deadly light.
We are divided, and we never meet -
I'm vanishing before your splendid sight.
You rule the day, I humbly serve the night.

And when you throw your glance across the Earth,
Sometimes behind you see my fading face.
You laugh at me, I flush, then you go forth.
And in eternal loneliness of space
I will forever dream about your grace...


 

Озимандия

 

Перевод сонета Перси Шелли

Мне странник, что пришёл издалека,
Сказал: две мощных каменных стопы
Стоят в пустыне. Рядом из песка
Разбитый лик взирает на столпы.
Насмешка и могущество в чертах
Лица презрели бесконечный срок.
Застыли на безжизненных камнях
Надменный взор и скульптора намёк.
По пьедесталу строки слов бегут:
"Я - Озимандия, царь из царей.
Смирись, великий, видящий мой труд!"
И больше - ничего. И всё скорей
Бегут века. Руины стерегут
Пески пустынь - безжизненных морей.